Cайт Южнопортового района

Этот День мы приближали, как могли...

Глава 1. Московская битва.
Глава 2. Блокада Ленинграда.
Глава 3. Сталинградская битва.
Глава 4. Курская дуга.
Глава 5. Освобождение советской территории.
Глава 6. Освобождение Европы.
Глава 7. Фронт за линией фронта.
Глава 8. На сопках Маньчжурии.
Глава 9. Звезда Героя.
Глава 10. Район в годы войны.

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

ЭТОТ ДЕНЬ МЫ ПРИБЛИЖАЛИ, КАК МОГЛИ...
Великая Отечественная в датах и воспоминаниях ветеранов Южнопортового района

Глава 8. На сопках Маньчжурии


Борис Петрович Соколов, москвич. В первые дни войны был призван на воинскую службу и определен в морской флот. И увезли его не куда-нибудь, а на Тихий океан. Состав новобранцев из 60 товарных четырехосных вагонов добирался до Владивостока почти месяц. Навстречу ему мчались поезда по «зеленой линии» на войну с немцами, на фронт. И будущим дальневосточникам было обидно «удирать» подальше от боевых действий. Было немало недовольных ребят. Кто-то по дороге даже сбежал с поезда, чтобы возвратиться назад и проситься в действующую армию на западе страны. Его все же нашли и водворили на прежнее место в вагоне. «Помню, большой рыжий шумный парень, у которого на фронте в первые дни войны погибли отец и два брата, даже плакал от отчаяния, что не сумел доказать своего и добраться до гадов-немцев. Его все успокаивали, мол ты хотя бы останешься в живых помогать матери, когда вернешься», - вспоминает Борис Петрович. В учебном отряде на Русском острове, недалеко от Владивостока, Борис прошел курс молодого краснофлотца, потом, после принятия присяги, в военно-морской школе обучался специальности подводного электрика. Был переведен в док, в службу ремонта и подготовки субмарин к плаванию. Он скромно говорит, что нечего вспоминать, все шесть лет службы работал, выполняя задания командования на своем посту - в должности электрика. Его главная задача - зарядка аккумуляторных батарей. Вроде бы несложное дело, но оно не лишено опасности. Нужна тщательная подготовка к операции зарядки, знание ее процесса, техники безопасности, оборудования, умелое применение инструмента и подсобных средств, применяемых при этом. Аккумуляторные батареи на подводной лодке времен Отечественной - тяжелые кислотно-свинцовые банки. Таких банок в группе батарей - 56 шт. на лодке «С-56», на «Щуке» - 112. Батареи размещены в нескольких отсеках лодки. Они в сумме создают рабочее напряжение 220 вольт при рабочей силе тока до 1500 ампер на 30 тысяч ампер-часов. Время нахождения субмарины на плаву всецело зависит от действия аккумуляторов. Заряжены они по норме - значит, идет полноценная жизнь на лодке. Исправно работает все оборудование от камбуза до торпедной пушки, тепло и светло в каютах для личного состава, компрессоры вырабатывают необходимое количество свежего воздуха, который поступает во все помещения лодки. При этом каждые полчаса производится продувка аккумуляторных отсеков. Дежурный офицер строго следит за состоянием всех служб и, главное, за работой аккумуляторов. Их зарядка - заполнение кислотой, смена свинцовых плит производится только на пирсе или в доке. Пришвартовалось судно, и к нему спешит служба электриков с емкостями кислоты и свинцовыми плитами, с приспособлениями и прочим инвентарем, необходимым для работы. Она связана с выделением паров кислоты и свинца в тесном помещении. В момент окончания зарядки, когда интенсивно выделяется водород, может произойти и взрыв, если не выполнять все операции строго по инструкции. Не случайно после шести лет службы, перед демобилизацией, Борис лечился два месяца в госпитале и получил «белый билет» с инвалидностью третьей группы. Долго потом приходил в себя - болели ноги, которые и теперь не перестают беспокоить в непогоду. И не только зарядкой аккумуляторов приходилось заниматься. Чтобы лодка могла долгое время находиться под водой, выполняя свои прямые обязанности по охране водного пространства, требуется провести большие многогранные работы по ее подготовке к плаванию. Обычно она поступает в док после длительного срока пребывания в морских глубинах, а вода там далеко не дистиллированная. Различные соли, растворенные в ней, пагубно действуют на корпус. Такие обитатели морской пучины, как ракушки, плотным слоем нарастают на металлическую поверхность корпуса, их приходится отдирать со значительными усилиями, потом поврежденные места тщательно заделывать, закрашивать. Если требовалось, Борис не отказывался от слесарной, токарной работы, привычной еще «на гражданке». Через руки Соколова прошли многие субмарины за срок его службы. В составе эскадры одна боевая «С-56» (командир капитан 2-го ранга Щедрин) в 1942 г. ушла в дальнее плавание и до конца войны охраняла побережье Кольского полуострова на Северном флоте. На ее счету немало потопленных кораблей и транспортов противника. Сейчас, как один из главных экспонатов, эта лодка покоится в морском музее города Владивостока. Борису Петровичу Гапонову, молодому, горячему патриоту, хотелось лично участвовать в боевых действиях. 8 августа 1945 г. началась война с Японией. И он подал рапорт о переводе в морскую пехоту. Просьбу юноши удовлетворили и направили в 140-й отдельный гвардейский разведывательный отряд особого назначения при штабе ТОФ. Отрядом командовал Герой Советского Союза старший лейтенант В.Н.Леонов. Командир лично беседовал с каждым новичком, поступавшим в его распоряжение, но брал в свой отряд не всякого. Гапонову повезло, и он стал морским пехотинцем-разведчиком. Принимал участие в боевых действиях, в том числе в освобождении морского порта Гензана и японской военно-воздушной базы (ныне город Воксан Корейской Народно-Демократической Республики). Японское командование сосредоточило там более 2500 солдат и офицеров, летный состав, боевые самолеты. Советский самолет-разведчик американского производства «Каталина» высадил 16 десантников-леоновцев» на поле аэродрома, где они заняли оборону до прихода главных десантных сил. Война уже заканчивалась, но японский командир гарнизона саботировал указ своего императора о капитуляции. Только ударом в плечо рукояткой пистолета и угрозой разнести в клочья его череп Леонов смог заставить непокорного «самурая» подписать капитуляцию. Борис Гапонов находился в немногочисленной команде, сопровождавшей пленных японцев в тюрьму. В кромешной темноте те могли спокойно разбежаться, но, ко всеобщему удивлению конвоиров, не было ни одной подобной попытки. Оказалось, что находчивый Леонов предупредил японского командира, что, если такое случится, угроза с черепом возымеет действие. За участие в войне с Японией Борис Петрович награжден медалями «За победу над Японией», «За освобождение Северной Кореи». Семен Рувимович Богуславский, директор школы №1274, с первых дней войны стремился попасть на фронт. Но ему не хватало возраста, и только в 1944-м военкомат принял его заявление и выдал повестку. Ее он опустил в свой почтовый ящик и пошел в кино. Когда вернулся домой, нашел мать плачущей: она обнаружила повестку и не могла сдержать горестных слез по уходящему в армию сыну. Военкомат, сборный пункт на Красной Пресне, запасной полк в городе Торжке Калининской области. Три месяца новобранцев гоняли по пересеченной местности в полном боевом снаряжении: винтовка, скатка-шинель, рюкзак-вещмешок с личными вещами и запасом патронов, противогаз, саперная лопатка, котелок, фляжка. Учили обращению с личным оружием, гранатами, занимались политпросвещением, строевой ходьбой под песню, правильному пониманию команд «отбой», «подъем», «ложись», «равняйсь» и «смирно». За сорок секунд солдат должен вскочить с постели, одеться и встать в строй. За такое же время - раздеться и оказаться в постели под одеялом. Если хотя бы кто-то один не укладывается в нормативное время, страдают все: старшина роты, младший сержант Лещук, заставляет проделывать одни и те же движения до тех пор, пока не добьется полного общего подъема или отбоя. Доставалось всем, особенно Семену, пришедшему в полк после 9 класса из столицы страны. Потом рядового Богуславского определили в артиллерийский полк, в радиозавод и обучали работе на переносной радиостанции Р-4. Весит она 18 кг, и, если прибавить этот вес к прочей солдатской амуниции, получается довольно солидный груз, который тянет к земле так чувствительно, что до привала ноги доносят человека едва-едва. С такой поклажей шли не раз из Торжка в Вышний Волочек трое суток. Спали буквально на ходу. Позже Семена перевели в учебный полк, дислоцировавшийся в подмосковном поселке Ивантеевка, в школу младших командиров. Окончив ее в звании старшего сержанта, старший радиотелеграфист Богуславский был определен в отделение радистов к командиру старшему сержанту Акопяну - 481-й самоходный артиллерийский дивизион. Всю материальную часть - самоходные орудия вместе с обслугой - солдатами и офицерами однажды погрузили на железнодорожные открытые платформы и вагоны нескольких составов и направили на Дальний Восток. Ехали долго, останавливаясь только на крупных станциях, чтобы пополнить запас продуктов и воды, пройти санитарный пропускник и помыться в бане. «Я был дежурным ночью 8 мая и принял сообщение о победе наших войск над фашистскими захватчиками. Разбудил ребят, возбужденные, все от души веселились, стреляли в воздух, обнимали друг друга. Дальше эшелон шел как вестник победы. Последняя остановка оказалась возле реки Амур. Обосновались на ее берегу. Саперы подготовили понтонные мосты, по ним дивизион двинулся на другой, южный берег реки, чтобы продвигаться вглубь Маньчжоу-го - Маньчжурского государства. Оно было создано в 1932 г. японскими милитаристами как марионеточное. Они построили здесь укрепительные районы с мощным вооружением, местами артиллерией с кораблей - тяжелыми, дальнего действия пушками. Местность здесь труднопроходимая - тайга, горы, в том числе хребты Большого и Малого Хунгана». 9-19 августа 1945 г., во время войны СССР против империалистической Японии, советские войска 1-го Забайкальского и 2-го Дальневосточного фронтов под командованием Маршалов Советского Союза Р.Я.Малиновского, К.А.Мерецкова и генерала армии М.А.Пуркаева во взаимодействии с Тихоокеанским флотом - адмирал И.С.Юмашев, Амурской военной флотилией - контр-адмирал Н.В.Антонов и войсками Монгольской Народной Республики - маршал МНР Х.Чойбалсан под общим командованием Главкома войсками на Дальнем Востоке Маршала Советского Союза А.М.Василевского стремительными ударами преодолели сильную оборону японской Квантунской армии (генерал О.Ямада) и вышли к важнейшим центрам Маньчжурии. 19 августа началась массовая сдача японских войск в плен. Победа советских войск вынудила 2 сентября Японию капитулировать, что привело к концу существования Маньчжурского государства и окончанию Второй мировой войны. Старший сержант Семен Богуславский принимал активное участие в японской войне. Когда их дивизион продвигался по горной пересеченной местности, больших, значительных боев японцы не навязывали. Спрятавшись в сопках, укрытиях, кустарниках, они стреляли в наши танки, бронемашины. Гибли люди, многие из которых прошли всю войну, освобождали Европу от немцев. 3 сентября было заключено перемирие, а на самом деле японцы еще долго не могли угомониться и продолжали вести боевые действия - воевали небольшими бандами. Например, напали на медсанбат и перерезали всех медсестер, а потом еще издевались над трупами. С ними заодно были бандиты - китайские хунхузы, жестокие воины, нападавшие всегда исподтишка, не щадившие даже детей и стариков. В январе 1946 г. 481-й дивизион подняли по тревоге освобождать от бандитов город Сун-у. «Я был в первой машине, - рассказывает Семен Рувимович, - где сидели помощник командира дивизиона по технике и капитан - начальник особого отдела. Водитель вел машину медленно - была метель, видимости никакой, и температура минус 40 градусов. Ехать надо было быстрее, чтобы успеть на помощь нашим солдатам, и зампотех взял рычаги в свои руки. Поехали быстрее. Но в этих условиях, конечно, он сбился с дороги, машина попала в глубокий кювет, перевернулась вверх гусеницами. По снегу рассыпались снаряды, растерялось некоторые обмундирование, личные вещмешки расчета. Мне тоже пришлось искать, а потом очищать от снега свою радиостанцию. Вызвали по рации «студебеккер» - американский автомобиль повышенной проходимости. Он привез нам новый аккумулятор взамен разбитого, помог переместиться на позицию. Доехали до Амура, встали на льду. Возле машины разбили лагерь и 6 суток дрожали на сорокаградусном морозе. Открытая местность, ветер, да еще хунхузы, как древние хазары, нет-нет, да нападают на наш костер. Мы их пушками гоняли, вроде побаиваются. От костра на таком морозе толку мало, но ничего не поделаешь, надо держать оборону. В машине нашей был запас продуктов. Из муки на крышке аккумулятора пекли блины, хлеб разрезали пилой - так он замерз. Только на седьмые сутки пришла нам на помощь рота солдат и мы смогли вернуться на свои позиции. Холод до сих пор вызывает в моем сознании ужас. Тогда все 6 дней я не мог себе представить, что где-то есть тепло и вода может литься из крана. Там, на Дальнем Востоке, у берегов величавого Амура служил до 1950 г. Награжден медалями «За победу над Германией», «За победу над Японией», орденом Отечественной войны 2-й степени». Владимир Семенович Иванов принимал участие в боевых действиях против Квантунской армии в составе 20-й мотоштурмовой Свирской ордена Суворова 2-й степени инженерно-саперной бригады РГК в должности командира взвода 221-го отдельного мото-штурмового инженерно-саперного батальона. Учитывая опыт, полученный 5-й Краснознаменной армией (5КРА), в состав которой входил 221-й батальон, в боях при штурме города-крепости Кенигсберга, именно ее перебросили на 1-й Дальневосточный фронт для прорыва укреплений, выстроенных Квантунской армией за многие годы подготовки войны с Советским Союзом.Совместно с полками 187-й стрелковой дивизии 221-й батальон должен был прорвать Волынский узел сопротивления - левофланговый узел Пограничненского укрепительного района. Этот район занимал площадь 40х30 километров и имел 650 сооружений. В их число входили: 295 дотов и свыше 100 бронеколпаков. Расстояние между пулеметными дотами составляло 250-300 метров, между артиллерийскими орудиями 500-700 метров. Свое задание 221-й батальон выполнил с честью. Николай Филиппович Чечуров, 1927 г. рождения. Родился в Костромской области Пыщугского района, хутор Соколовский. Был призван в ряды Красной Армии в марте 1944 г., то есть ему еще не было и 17 лет. Наверное, потому, что его отец был моряк на Черноморском флоте, подводник, то и его зачислили служить в ВМФ, отправили в Ленинград в морское училище. Но в июле весь его курс срочно был отправлен на Дальний Восток в связи с обострением обстановки. Служба его проходила на военных кораблях, и, когда началась война с Японией, он в составе действующей армии в/ч 25098 участвовал непосредственно в боях с японцами в Сучанском участке службы наблюдения и связи Тихоокеанского флота. Приказом №372 Верховного Главнокомандующего от 23 августа 1945 г. ему объявлена личная благодарность в числе отличившихся краснофлотцев за отличные боевые действия в боях с японцами на Дальнем Востоке. У него есть и боевые награды. Был трижды ранен. Прослужил он на флоте 7 лет. В Москве 51 год проработал ведущим специалистом по электронной технике на предприятии п/я 3100 ЦНИИАгат.

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ