Сайт Южнопортового района

ИСТОРИЯ РАЙОНА

История района до XIX века
Первые жители наших мест.
Крутицкий монастырь (Крутицкое подворье).
Симонов монастырь.
Клады нашего района.
Район в допетровское время.
Кожуховский поход
Петра I.

Район в XVIII веке.

Век девятнадцатый
Городские бойни.
Начало промышленности.
Конец Сукина болота.

В первой половине XX века
Формирование района.
Первые шаги предприятий района.
Социальная сфера нового района.
В годы войны.

Южнопортовый во второй половине XX века
Конец сороковых годов.
Годы пятидесятые.
Годы шестидесятые.
Годы семидесятые и восьмидесятые.

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Формирование района

Быт 1910-х годов. 1917-й год принес немало перемен в жизни Москвы. Город наполнялся торговцами, лавками и ларьками, заводами и фабриками, новыми улицами и площадями.

За несколько месяцев до октябрьского переворота еще при Временном правительстве Московская городская Дума решительно занялась перепланировкой непропорционально разросшегося города. Это было важно, так как четкое административное деление значительно облегчает управление обширным городским хозяйством.

Для каждого времени характерна была своя административная структура Москвы. Например, к концу XIV века здесь проживали уже 30-40 тысяч человек. Когда территория Москвы выросла настолько, что ею стало трудно управлять, то город разделили на четыре части (Кремль, Китай-город и 2 участка в Белом городе). Первые сведения о таком разделе относятся к 1584 году.

К концу XVI века, когда город окружили Земляным валом протяженностью 15 км, уже ясно обозначилась радиально-кольцевая структура столицы. К тому времени население Москвы превысило 100 000 человек. Раздел города произвели по крупным радиальным улицам (Никитской, Неглинной, Покровке, Арбату, Мясницкой) и рекам Москве, Неглинке и Яузе.

Когда же к середине XVIII века город разросся до пределов Камер-Коллежского вала, а его население превысило 200 000 жителей, его переделили на 20 частей. Самыми близкими к нашему району тогда оказались Таганская, Покровская, Рогожская и Лефортовская части. В каждую часть входило по 200-700 домов. Каждой такой части города соответствовала своя административно-полицейская часть во главе с частным приставом и пожарная команда, составлявшая чуть ли не основную местную достопримечательность. Кроме того, каждая часть делилась на кварталы. Во главе квартала стоял квартальный надзиратель.

Такое патриархальное устройство изменилось лишь в царствование Александра III. Москву переделали на петербургский манер: кварталы уничтожили, части подразделили на участки, частных приставов отменили, во главе участков поставили участковых приставов, а вместо старших городовых завели околоточных во главе околотков, на которые подразделялся участок. Тогда же появилось в Москве обязательное ночное дежурство дворников в шапках с бляхами и со свистками.

Низшие полицейские чины («городовые»), с которыми чаще всего приходилось иметь дела москвичам, подразделялись в то время на «постовых», наблюдавших за порядком на определенных постах, и «хожалых», посылавшихся с поручениями. Форменную одежду городовых составляли кожаные довольно высокие кепи, красные шнуры вместо погон на плечах и шашки, которые москвичи обозвали «селедкой». Жили городовые часто в будках - крохотных избушках, стоявших по углам улиц.

Хотя официальной границей Москвы с 1908 года считалась Московская Окружная железная дорога, город, однако, неудержимо «переваливался» через эту черту. 22 августа 1917 года «в целях упорядочения общественной городской жизни» Московская городская Дума разделила город на 17 районов. Из них ближайшими к Кожухову и Дубровке стали Симоновский и Рогожский.

Районам этим, правда, суждена была недолгая жизнь. Осенью того же 1917 года, уже после октябрьского восстания новые власти решают перепланировать Москву по-новому, «по-советски». Появляются 11 «советских районов». Возникает Симоновский район.

Гражданская война и разруха не способствуют увеличению населения. И потому к 1920 году число жителей в Москве сокращается почти вдвое. Соответственно сократилось до 7 и количество районов. Бывшие Рогожский и Симоновский районы слили в один - Рогожско-Симоновский, который в 1929 году назвали Пролетарским.

Но вскоре наступили времена нэпа и индустриализации. Сначала город наполнили торговцы. А затем на заводские стройки со всей страны приезжает молодежь. Население Москвы опять стремительно увеличивается (1926 год - 2 млн.; 1930 год - 2,8 млн.; 1936 год - 3,6 млн.; 1940 год - 4,5 млн.). И если в начале 20-х годов жилищный вопрос решался за счет «конфискации жилья» и знаменитых «московских коммуналок», то уже к началу 1930 года приходится строить новое жилье (в основном в осваиваемых промышленностью районах).

Число районов тоже увеличилось до 10, а позже, в 1936 году - и до 23. Пролетарский район тогда разделили на три: Пролетарский, Таганский и Первомайский. Дубровка и Сукино болото вошли в Таганский район, а Кожухово и Сталинский поселок, построенный для рабочих Завода имени Сталина (ЗИС - современный ЗИЛ) - в Пролетарский. Граница между районами пролегла по Велозаводской улице.

Именно в это время вошли в черту Москвы многие территории нашего района. В 1923 году - Дубровка и Кожухово, а в 1930-м - Сукино болото. Москва тогда опять немного расширила свои границы, которые на юго-востоке накануне войны проходили уже по речке Голедянке около Люблино и Кузьминок.

После революции произошли изменения и в названиях улиц района. Здесь не было явно компрометирующих «царских» названий. Разве что Коровья (она же Симонова) слободка. Ну да ее быстренько, еще в 1919 году, переименовали в Ленинскую (кстати, с согласия В.И. Ленина). Так что знаменитое выступление пролетарского вождя 7 ноября 1921 года случилось уже в слободе его имени. Тогда же и небольшую площадку перед входом в старый корпус завода «Динамо» громко поименовали площадью Возрождения. Но имя это быстро исчезло и из памяти москвичей и с карт. Какое уж тут Возрождение, когда грязь кругом. Интересно, что в 20-е годы совсем ненадолго появился в Симоновской слободе помпезный памятник Марату. Но и он быстро исчез.

Но вообще переименований в начале XX века здесь было мало. Район окраинный, рабочий. Быстро возникают новые улицы. Вот их-то и можно называть новыми именами. А имена эти точно отражали государственную политику страны. Индустриализация! И появляются улицы, отмечающие рождение новых заводов.

«На место ситцевой Москвы
С купецкой рожей у лабаза -
Металлургическая база!
Порфироносной нет вдовы,
Есть центр рабочего экстаза,
Есть сердце, нервы, мозг живой
Всемирной рати трудовой.
Вид - не для кисти богомаза,
Что бредит старою Москвой.
Картина страшная для глаза,
Который ищет в ней следов
Покрытых плесенью годов.
Мы рушим храмы в позолоте,
Но их кирпич берем в приход,
И вот - на «Сукином болоте»
Растет невиданный завод.
Заводы - вот где храмы наши,
Где у литейной жаркой чаши
Снуют бойцы-богатыри.
Автозаводы и сельмаши
Милее нам, чем алтари».

Демьян Бедный

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ