Сайт Южнопортового района

Рейтинг@Mail.ru

ЗЕМЛЯКИ

Иншаков А.И. (президент Ассоциации каскадеров России, актер, продюсер, режиссер)

Как из мальчишек, живущих по соседству, вырастают потом «крестоносцы»? Чем может быть привлекателен каждодневный риск? Сколько актерского пота пролито по ту сторону привычного глазу экрана? В чем секрет особого устройства внутреннего мира людей, которых называют странным, раскатистым словом «кас-ка-дер»? Хотя почему - странным? Каскад прыжков, каскад ударов, каскад невероятных трюков. Вся жизнь - в одном непрерывном каскаде... Обо всем этом я размышляла, спеша на встречу с удивительным, редким человеком - Александром Ивановичем Иншаковым, президентом Ассоциации каскадеров России, популярным актером, продюсером, режиссером, первым абсолютным чемпионом по каратэ (5-й дан), заслужен-ным мастером по боевому самбо и, наконец, просто неотразимым мужчиной - серь-езным и сдержанным, исполненным органичного, естественного благородства и спокойного, доброго обаяния.

Мне случайно довелось узнать, что Александр Иншаков когда-то жил в нашем районе, в 1965 году закончил 509-ю школу, что на 6-й Кожуховской улице...

И вот я в «святая святых» - в каскадерском «логове», в самом центре Москвы. Здесь - и тренировочный зал, и бильярд, и уютная «комната отдыха» с мягкими обволакивающими креслами, телевизором и стенами, сплошь увешанными многочисленными дипломами и памятными фотоснимками в тонких металлических рамках...

- Александр Иванович, а родились вы тоже в наших краях?

- Да. Я родился в Кожухово. Отец познакомился с мамой на фронте - вместе заканчивали войну, были связистами. Потом переехали и жили в Велозаводском по-селке (там сейчас рынок), где в бараке №13 я и появился на свет. Папа преподавал физкультуру в школе, мама служила в Центральном хранилище Госбанка. И почти до двадцати лет я прожил в этих краях. Начал учиться в 500-й школе, закончил в 509-й, так как к тому времени мы перебрались на улицу Сайкина в дом 15/7, знаете - угловой желтый дом... Район родной, каждый кирпичик, каждый кустик - все знакомо, все известно. Вот недавно приезжал с телевизионной программой, связанной со спортом. Захотелось посмотреть на дом, где родился, а там практически уже ничего не осталось - все застроили-перестроили. Дворик остался старый и школа. А вообще, в этих местах бываю нередко: приглашали на 60-летие 509-й школы, навещаю родственников.

- О каскадерах раньше как-то не принято было говорить. Часто даже фамилии этих скромных «героев закулисья» не указывались в титрах картин... Когда и как вас впервые посетила мысль о том, чтобы посвятить себя такой необычной профессии?

- Все произошло достаточно неожиданно. Будучи спортсменами, мы с ребятами подрабатывали в кино, где могли - в массовке: бегали, прыгали, скакали, хули-ганили, дрались. Может, все это и прошло бы для меня незаметно, но в 1978 году после фильма «Санта Эсперанса», где я попробовал себя и как постановщик, и как исполнитель трюков, и в эпизоде снимался, меня заметила ассистент по актерам Галя Бабичева. Она стала мне названивать и убеждать, что мне надо продолжать работать, предлагала варианты, хотя я особо не горел желанием. Но, тем не менее, она меня уговорила, и в 1979 году я приступил к съемкам картины «Ответный ход» Михаила Туманишвили. Это была первая значительная киноработа в моей жизни, там снималось около пятидесяти моих учеников, воспитанников. И именно тогда я впервые почувствовал вкус к этой профессии, понял, насколько это интересное и серьезное занятие.

Александр Иншаков (четвертый слева) и его «бригада»

- Где учат на каскадеров?

- Специального актерского образования у меня нет. Я спортсмен. Закончил Московский областной педагогический институт, факультет физвоспитания. Дело в том, что в нашей профессии задействованы, как минимум, мастера спорта - люди, уже подготовленные физически. А дальше все происходит в процессе работы. Школа каскадера - это съемочная площадка. И если вы где-то слышите или читаете, что существуют каскадерские школ, - не верьте: в этих организациях просто зарабатывают деньги, пользуясь интересом к нашей профессии. Подготовить каскадера вне съемочной площадки невозможно. Для того, чтобы стать каскадером, мало быть только мастером спорта, надо посмотреть, как происходит сам процесс создания картины, вникнуть в производство фильма. Надо освоить азы режиссуры, азы операторской специальности - короче, потрудиться. И вместе со всем этим постигаешь и побочные специализации, необходимые в данном случае каскадеру: кто-то «конник», кто-то специалист «авто-мото», кто-то «единоборец», кто-то «пиротехник», «подводник», «скалолаз», «оружейник»... Так и учимся друг у друга. Если ты каскадер, то ты должен знать, что тебе предстоит делать завтра. Все - на собственном опыте и на опыте своих старших товарищей. Вот когда я собрал группу, то занимался с ребятами акробатикой, гимнастикой, борьбой, каратэ - тем, чем владел сам. Работая на «Мосфильме», я «сел верхом», изучил мотоцикл, занимался фехтованием... И если в таком режиме прожил не один год, поучаствовал не в одном десятке картин, понял, что ты без этого не можешь, что это - твой выбор, только тогда ты вправе сказать, что состоялся как каскадер.

- Думаю, большинство зрителей воспринимают вас как искусного исполнителя трюков, талантливо играющего роль... Мне кажется, это большая удача - такое творческо-спортивное сочетание в одном человеке. Вы с самого начала стремились к покорению подобной вершины или это произошло само собой?

- Буквально с первых шагов в кино мне уже приходилось сниматься в эпизодах, в любой картине, где участвовал: в массовке, актером второго, третьего плана. Для того, чтобы не привлекать дополнительных людей, нас всех обычно и задействовали. И так получилось, что на тот момент, когда мне предложили главную роль, я к этому был почти готов. Фильм назывался «Цена сокровищ» Сергея Тарасова, приключенческий. Хотя перед этой картиной я уже сыграл главную роль в фильме «Крысиный угол», но там мне пришлось делать то, что я умею - быть спортсменом-каратистом. Вроде получилось. Потом - снова главная роль, ну так дальше и пошло.

- То есть само собой?

- Можно сказать, так.

- Житие каскадерского братства для рядового обывателя всегда было «тайной за семью печатями». Это совершенно особенный народ. Не приоткроете ли для нас хоть на мгновение таинственную завесу - как, чем живут фанаты этого «ремесла» и насколько велика степень риска в этой разновидности экстрима в наш век современных технологий?

- Когда мы собираемся на очередную сложную, трюковую картину, то, конечно, начинаем готовиться заранее. Если на картину, связанную с батальными сценами, то тоже - наработки, связки, чтобы потом передать актерам, ввести их в эту «историю». Помните фильм «Человек с Бульвара капуцинов»? Мы очень серьезно к ней готовились. В съемках принимали участие лучшие каскадеры Советского Союза того времени, все лучшие группы из Ленинграда, из Киева, из Прибалтики, из Москвы. Я был постановщиком трюков на этой картине. Все мы жили одной дружной семьей, ребята старались друг друга «переплюнуть», постоянно придумывали какие-то новые смешные зарисовки - то, что требовала режиссер Алла Сурикова. Просмотрели огромное количество видео, киноматериала со всеми фильмами, связанными с этой тематикой - с вестерном. Сами строили американский городок, потому что нам важно было знать, где мы будем работать, и строили так, как нам нужно, удобно, необходимо. Было исполнено невероятно много интересных трюков, треть из которых не вошла в картину... Мы, по сути, жили на этой площадке. Рядом - берег моря, Феодосия. Ребята там соорудили свой палаточный лагерь, где мы и ночевали. А рано утром уже оказывались на съемочной площадке - таскали маты, копали ямы, и к началу съемок были во всеоружии. Поэтому вот эта картина, о которой я говорю, «Человек с Бульвара капуцинов» и прозвучала очень сильно. Действительно, потрудились со всей душой.

Ну, а риск... Выходя из дома, мы уже рискуем. И в этой профессии он, конечно, есть. Но риск есть сознательный: если мы рискуем, то мы готовимся, заранее знаем, что нас ожидает. Естественно, стараемся риск свести к минимуму. Но все равно, элемент риска присутствует, он есть, никуда от этого не деться - ветер подул не в ту сторону, отвлекли на секунду, что-то не так сделал партнер, - и может случиться травма. Простейший вариант: мы снимали «Рыцарский роман», мне нужно было забраться на отвесную стену, и, когда я уже одолел половину пути, режиссер вдруг крикнул: «Ну, чего так медленно, давай быстрей ползи!» Я чертыхнулся и сорвался. Высота была не очень большая, метра три, но попал пяткой на булыжник - в результате травма.

- Каким главным качеством, по вашему мнению, должен обладать профессиональный каскадер?

- Он должен быть, во-первых, физически превосходно подготовлен, должен иметь трезвую голову и не быть дураком. Дураки у нас не задерживаются! Ну, и чувство самосохранения должно присутствовать. А бравада, ненужный риск свойствен людям, которые мало работают в нашей профессии, которые хотят показать, что им ничего не страшно, что они могут все, что угодно, а в итоге - тяжелейшие травмы. Это элементарный непрофессионализм.

- Вы являетесь президентом Ассоциации каскадеров России. С наступлением в нашей стране известных перемен каким образом изменилась каскадерская жизнь и изменилась ли: проблем стало меньше, больше?

- Думаю, ничего не изменилось. Проблемы как были, так они и остались. Основ-ной вопрос у нас, как и у всего российского народа, как известно, финансовый. К счастью, сейчас стали снимать больше фильмов, в которых принимают участие представители нашей профессии. Но фильмы все - низкобюджетные, с деньгами трудно, на всем экономят. Экономят, конечно, и на нашей работе - стараются нам как можно меньше платить. Тогда приходится лавировать, выбирать, идти на соглашения. Но работать все-таки надо.

- А что вам, как руководителю данной организации, удалось привнести позитивного в эту отрасль киноиндустрии?

- Наверное, то, что мы впервые самостоятельно стали снимать кино. При Ассо-циации появилась студия. И фильмы: «Крестоносец», «Рыцарский роман», «Бригада» - это все мы сняли сами.

- Вас знают и помнят по этим картинам и по многим другим... А кого все же в вас больше - каскадера или артиста?

- Да все по необходимости: когда мне нужно на площадке быть артистом, я вы-ступаю в качестве артиста, нужно быть каскадером - значит, буду каскадером. Времена меняются: одно время я считал себя только каскадером, потом - постановщиком трюков, дальше - продюсером, режиссером. Люди растут потихонечку. Сейчас я уже не считаю себя каскадером, потому что реально этой работой почти не занимаюсь, а решаю организационные вопросы. А тренируюсь постоянно - для себя, для будущих фильмов, которые впереди.

- Традиционный вопрос: планы, проекты?

- Мечтаю осуществить проект исторической направленности. Долго искал тот материал, тот сценарий, который был бы интересен. Меня всегда привлекала исто-рия, приключенческие фильмы - это можно проследить по моей кинокарьере. А эта картина будет о Древней Руси, о Дмитрии Донском, о событиях, предшествующих Куликовскому сражению.

- Чего бы вы пожелали нашим будущим рыцарям и «крестоносцам» - кожуховским мальчишкам?

- У меня было, несмотря на трудные времена, очень веселое и счастливое дет-ство. Думаю, что и сейчас мальчишки живут не менее интересно, чем мы в свое время. У них появилось для этого больше возможностей. В первую очередь хочу пожелать им оставаться настоящими мужчинами, чтобы сложилась судьба, сложилась жизнь, чтобы по окончании школы ребята нашли себя, свое дело, свою профессию. И чтобы - не сильно мучились и недолго искали.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ