Сайт Южнопортового района

Рейтинг@Mail.ru

ЗЕМЛЯКИ

Сайкин В.Т. (потомственный кожуховец)

Валерия Тимофеевича Сайкина, наверняка, многие в Кожухове знают и помнят. В восьмидесятых он был генеральным директором ЗИЛа, потом - председателем исполкома Моссовета.

По стопам Поддубного

В детстве Валера мало чем отличался от своих сверстников. Разве что был покрупнее и посильнее других пацанов. В 14 лет, почувствовав в себе некоторую силенку, пришел в секцию классической борьбы ДСО «Торпедо». На тренировках накачивает силу, осваивает все новые приемы борьбы. Любимый герой - самый сильный русский борец Иван Поддубный. Валера много о нем читает, восхищается его силой, подвигами на ковре.

Учился Сайкин в 509-й школе. В 15 лет, окончив 7 классов, сдает вступительные экзамены в Московский автомеханический техникум (МАМТ). «Все быстрее начнет зарабатывать на хлеб», - рассуждали многие оставшиеся вдовами наши матери. Татьяна Сергеевна Сайкина, мать Валеры, тоже потеряла на фронте мужа - Тимофей Дмитриевич Сайкин был мобилизован в Красную Армию в первые дни войны. На руках жены осталось шестеро детей. Валера был самым младшим.

...Конечно же, он просился на механическое отделение, чтобы стать автомехаником: все туда хотели. Но первый же экзамен по русскому языку и литературе показал, что тренировки отнимали слишком много времени. Директор техникума Фоминов, бывший воспитанник трудовой колонии беспризорников под началом знаменитого педагога С.Макаренко, внушал нам так: «На всеми желаемое отделение слишком большой конкурс. Вам советую не забирать документы, а послушаться меня - зачислим вас на технологическое. Здесь и стипендия на целых сто рублей больше». Так Валерий Сайкин попал в группу 194 - будущих литейщиков.

Техникум размещался недалеко от Автозаводского моста, в здании учебного комбината ЗИСа. Имел мощную учебную и спортивную базу. По линии ДОСААФ имелись кружки автомобилистов, мотоциклистов с получением водительских прав, парашютистов, стрелков. Студентов привлекали и многочисленные спортивные секции, благо в то время заводской стадион «Торпедо» находился прямо под окнами техникума. Производственную практику студенты проходили непосредственно в цехах завода, оснащенных самым современным по тем временам оборудованием.

В группе 194 мы оказались вместе с Валерой. Из Кожухово в техникум ходили пешком - автобусы вечно набиты людьми, да и проезд был для нас недешевым. Домой часто возвращались вместе, если Валера не спешил на тренировку.

Мне нравились крепкие красивые всегда ухоженные руки Валеры - требовал вид спорта. Стул с земли, почти любой, за одну ножку он поднимал, почти не напрягаясь. Двухпудовую гирю выжимал на спор больше всех нас. Запомнилась слесарная практика после первого курса в механическом цехе. Наш наставник - молодой слесарь - зажимает патрубок в тиски, ставит на него вороток с плашкой - крутите. Плашка с трудом поддается нашим рукам - делаем кто два, кто один, кто всего пол-оборота. Последним подходит к верстаку Валера. Берется за рукоятки воротка и без усилий вертит столько, сколько надо.

Или другое яркое воспоминание. В техникуме - очередной вечер с обязательными танцами. Дежурит наша группа. На Валере праздничный солидный костюм 52 размера (в то время большинство из нас тянут еще на 44-46). С красной повязкой на рукаве он стоит у входных дверей, внушительный и строгий. Студенты чинно проходят мимо него с распахнутыми полами пальто, демонстрируя, что в карманах нет и намека на спиртное. Никто и не думает спорить. Не случайно администрация техникума любит назначать дежурной нашу группу.

Осенью два-три выходных дня мы проводим в подшефном колхозе на уборке. Выезжает весь техникум в полном составе. Первый такой заезд запомнился больше всего. Выезжаем из Москвы сразу после занятий, часов в пять вечера. В кузове машины, где нас разместили, тесновато. В переднем углу стоит бочка с бензином. Пробка у нее, конечно, надежная. Но курить, тем не менее, запрещено. Однако среди курильщиков находятся нетерпеливые: им трудно дождаться очередной остановки. В темноте кузова вдруг вспыхивает огонек спички. Сидящий впереди Валера спокойно произносит: «Что, жить надоело? Убрать огонь! Курить запрещено настрого!» Все! До остановки уже никто и не мечтает о затяжке.

Каждый год 1 мая и 7 ноября все студенты техникума принимали участие в демонстрации трудящихся на Красной площади. При этом 110-120 юношей заранее отбирались в качестве знаменосцев. Кстати, знамена Пролетарского района доверялись только МАМТу. Шествие начиналось с Автозаводской площади, где находилось здание райисполкома. Здесь проходили инструктаж и получали знамена. На каждое знамя - по два человека. Полотнище красного тяжелого качественного бархата, расшитое золотыми нитями, на высоком древке с металлическим наконечником представляет предмет не особенно легкий. Тем более, что нести его надо более пяти километров. В начале пути тяжесть мало ощущается, но в конце, на Красной площади, когда нести знамя приходилось на вытянутых руках, четко чеканя шаг, руки начинали ныть. Не особенно легким было и возвращение назад. Ехали на машинах, но набивалось в кузове нас, как сельдей в бочке. Мы с Валерой опять рядом. На поворотах и при торможении машины на нас давили передние так, что доски борта зловеще трещали. Я стонал от боли. Он почти по-отечески меня успокаивал: «Терпи, осталось совсем чуток».

Математик Петр Георгиевич Авсарагов - любимый учитель студентов - говорил директору: «Ну, не могу я поставить тройку человеку и тем самым лишить его куска хлеба за то, что он не знает погрешность, с которой ему в жизни, может быть, и не придется нигде встретиться». Большой, сильный, он тоже занимался борьбой в молодости и Сайкина уважал за его выбор вида спорта: «Эх, мне бы мои 16 лет, мы бы с вами сражались». Как-то мы узнали, что до МАМТа он преподавал в Московском артучилище в начале улицы Машиностроения. Уволен оттуда за либерализм. Механику и сопромат читал Николай Иванович Баринов. Вот уж кто оправдывал свою фамилию! Смотрел на накурившегося студента своими пронизывающими добрыми синими глазами и говорил: «Ну, куда полезнее съесть яблоко, чем наглотаться пахучего едкого дыма. Вот берите пример с Сайкина - не курит и не пьет».А кто-то из рядом стоящих добавляет: «Не виснет на подножке, чужого не берет, стипендию всю без остатка маманьке отдает». Впрочем, все это так и было.

На заводе - три литейных цеха. Специалистов туда требуется много. Нужны они и Подольскому заводу швейных машин, ГПЗ-1, Мытищинскому автосборочному, литейно-мехническим заводам в Люблино и Климовске. Нас учат корифеи литейного дела. Например, инженер Баранов читает оборудование литейного дела. Для нас он настоящий мэтр, потому что совершенствовался не только в литейном цехе ЗИСа, но и на одном из автозаводов знаменитого на весь мир Форда. Много рассказывал нам об организации труда на его производстве. Не без восхищения!

Политэкономию всем группам в техникуме читала бывший главный бухгалтер ЗИЛа сподвижница И.А.Лихачева Мария Михайловна (к сожалению, фамилию память не сохранила). Она не раз говорила, что не удивится, если спустя годы увидит в кресле руководителя завода кого-нибудь из своих учеников-студентов. И оказалась провидицей.

Но в те годы о директорском кресле Валера не думал. Он мечтал о победах на борцовском ковре. И они ему доставались. Выполнил нормы спортивных разрядов, стал первым среди торпедовцев,потом чемпионом Пролетарского района, города Москвы, СССР, кандидатом в мастера спорта.

Большой, сильный, он никогда не кичился своей силой, был почти всегда спокоен, редко выходил из себя. В его характере отсутствовали признаки занудства - не хвастался своими успехами, никому никогда не завидовал, был скромен и честен.

Несмотря на громкие спортивные победы, охотно принимал участие во всех студенческих спортивных баталиях. Для тренировок в футбол мы старались использовать все редкие свободные от занятий часы, турнирные игры на первенство техникума проводились перед занятиями второй смены. Валера предпочитал быть защитником.

А его волейбольные свечи пикировали далеко не многие. В тире ДК ЗИЛ с легкостью выбивал норму третьего спортивного разряда. Прекрасно плавал на судоходной Москве-реке.

Характеризует его и такой эпизод. Однажды на очередном соревновании Валера получил травму - выбил мениск. Скорая увезла его в больницу. Знаменитый хирург Ландау удачно сделал операцию. Когда Валере разрешили ходить, мы навестили его. Естественно, задаем вопросы: «Ну, как было больно?» Отвечает: «Конечно, больно, и до сих пор болит». Но на лице - никаких признаков страдания - терпение у него специфическое.

Как бывший литейщик стал директором

По окончании техникума многих из нас призвали на срочную службу в армию. ДСО «Торпедо» оставило Сайкина защищать честь завода на ковре борцов.

Начал работать в литейном цехе родного завода формовщиком-заливщиком. Работа требовала немалой физической силы. К этому он всегда добавлял дисциплинированность и целеустремленность. Не удивительно, что вскоре стал мастером участка, инженером-технологом.

В 1964 году, когда был закончен Всесоюзный заочный машиностроительный институт, удачливый спортсмен почувствовал в себе организаторские способности и инженерный талант. Недаром говорят, что талантливые люди, как правило, очень разносторонни. Становится начальником технической части огромного корпуса серого чугуна (по существу, завода в заводе), а затем главным металлургом. Именно на этот период приходится расцвет его творческой активности - разработка множества технологических процессов, обеспечивающих сочетание трудно совместимых характеристик: высокой производительности, отличного качества, наименьших энергоемкости, материало- и трудозатрат. Из них 10 работ признаны изобретениями и защищены авторскими свидетельствами. За разработку технологии выплавки литейных передельных чугунов Сайкин получает звание лауреата Государственной премии СССР.

С 1971 года в должности заместителя главного инженера он возглавляет металлургическое производство объединения. Определяет техническую политику не только хорошо знакомых литейных, но и кузнечных, и термических цехов. Руководит созданием филиалов завода в Рязани, Мценске, Рославле, реконструкцией и переоснащением цехов металлургического производства на головном предприятии.

К середине 70-х становится ясно, что базовый грузовой автомобиль ЗИЛ-130, один из лучших в прошлом десятилетии, требует замены. Его бензиновый карбюраторный двигатель не выдерживал конкуренции с более экономичным дизельным мотором. Экспериментальные работы по созданию нового грузового автомобиля к концу 70-х закончены. И на повестку дня выносится вопрос его серийного изготовления при сохранении общего объема производства - 200 тыс. штук в год. То есть предполагалось, что новые машины постепенно вытеснят старые модели. Реконструкция завода должна произойти без остановки действующего производства. Этот этап в жизни завода носит название «дизелизация АМО ЗИЛ». И она должна открыть перед предприятием новые горизонты.

Вместе с заводом растет и мой бывший однокурсник. В 1981 году В.Т.Сайкин становится первым заместителем, а затем и генеральным директором объединения. По сути, именно он и возглавляет дизелизацию. А вскоре после этого сбылись и пророческие предсказания нашего преподавателя Марии Михайловны - литейщик Валерий Сайкин дорос, наконец, до генерального директора ЗИЛа.

Те, кто бывал на ЗИЛе, знают - это целый город. А вместе с филиалами - даже государство в государстве. И при Сайкине это огромное хозяйство продолжает расти и совершенствоваться. Строятся новые корпуса - прессово-сварочный, кузовной и др. В городе Ярцево Смоленской области возводятся завод по производству дизельных двигателей и чугунолитейный завод с численностью работающих около 10 тыс. человек. Для их жизнеобеспечения строится целый город. Все объекты требуют постоянного внимания и личного контроля со стороны генерального директора объединения.

Весной 1986 года на АМО ЗИЛ знакомиться с работой передового объединения приезжает М.С.Горбачев, в то время Генеральный секретарь ЦК КПСС. И в том же году В.Т.Сайкина избирают председателем исполнительного комитета Московского городского Совета.

В этой совершенно новой для себя роли он использует принципы управления, развитые им на ЗИЛе. Директорский стиль управления городским хозяйством был совершенно новым для того времени. Он основывался на подробном рассмотрении крупных вопросов лично председателем, причем ознакомлении с ними непосредственно на местах. Затем следовала разработка четкого графика решения задач и контроль за ним, невзирая на лица. Таким образом новому председателю удалось во многом ослабить самовластие союзных министерств, рассматривавших свои предприятия в столице как некую вотчину и практически игнорировавших городские власти. А подчиненные ему руководители райисполкомов с удивлением узнали, что они теперь отвечают не только за жизнеобеспечение столичного населения, но и за результаты хозяйственной деятельности промышленных предприятий, расположенных в районе.

Сам же председатель лично занимался предприятими сферы обслуживания, жестко контролируя качество их работы, принимал меры по их техническому перевооружению и строительству новых прачечных, химчисток, ремонтных мастерских.

В 1990 г. после окончания выборного срока В.Т.Сайкин работает на руководящих должностях в Совете Министров СССР. Через год, отказываясь признавать грядущие обвальные рыночные преобразования и не желая нести ответственность за их осуществление, уходит из Совета Министров и возвращается на АМО ЗИЛ главным инженером. Вскоре вновь становится генеральным директором объединения. Ему очевидно, что в новых условиях некогда мощное предприятие обречено на развал. Положение усугубляется еще и тем, что при приватизации контрольный пакет акций оказался в руках коммерческой структуры, не заинтересованной в сохранении и развитии производства автомобилей и домашних холодильников. Но и в таких тяжелых условиях борьбы за существование завода ему кое-что удается. Скажем, организовать разработку конструкции, а затем и массовое производство конкурентоспособного малотоннажного грузовика, получившего прозвище «Бычок». Кроме того, преодолев сопротивление равнодушных к судьбе завода «собственников», он смог организовать передачу завода в собственность города. Это последнее, что он сделал для родного предприятия. Передав его в надежные руки, В.Т.Сайкин переходит на работу в московское правительство. В 1996 году он назначен на должность председателя Московского комитета по делам о несостоятельности (банкротстве). На этом посту главной своей задачей видит санацию предприятий, попавших в сложное финансовое положение, организует разработку планов их финансового оздоровления, прибегая к судебной процедуре банкротства только в тех случаях, когда предприятие полностью утратило свой производственный потенциал.

В политических взглядах он последователен и тверд. Вступив в КПСС в 1964 г., коммунистическим идеалам не изменял и тайну из своих убеждений не делает. Регулярно публикует в прессе разных направлений материалы, в которых высказывает свои взгляды на положение страны: он считает ее униженной и растерявшей свое национальное достояние и достоинство. По его мнению, страну можно вывести из кризиса только на основе подъема промышленного производства.

Не изменил и своим увлечениям молодости - по-прежнему любит спорт и до сих пор спокойно держит «мост». А еще разводит голубей и сам строит дачу.

У него растет внучка Юля, и, как всякий нормальный дед, он в этом юном создании души не чает.

Во время нашей недавней встречи, чтобы подвести итог разговору, я попросил своего бывшего однокурсника перечислить полученные за годы работы награды. Получился довольно длинный перечень. Вот он: звание «Заслуженный машиностроитель Российской Федерации» и ученое звание «Доктор транспорта», медали «За доблестный труд», «За трудовое отличие», ордена Октябрьской Революции, Дружбы народов, Ленина. Словом, потомственный кожуховец вписал содержательную страницу в историю своей семьи и нашего района.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ