Сайт Южнопортового района

Рейтинг@Mail.ru

ЗЕМЛЯКИ

Анофриев О.А. (актер, певец, поэт, композитор, мемуарист)


Есть актеры, чье творчество ярким озаряющим пунктиром проходит по жизни целых поколений почитателей их таланта. Так, всесоюзная малышня отправлялась спать только после песенки «Спят усталые игрушки». Через пару лет это заигранная до невозможных щелчков блестящая черная пластинка с вокальными шедеврами из «Бременских музыкантов». В юности - те же музыкальные темы на КВНе в зимнем пионерлагере. На свадьбе мы самозабвенно распевали: «Есть только миг...», и так без конца. Какое доброе искусство - значит, вечное.

Олег Анофриев - человек, что называется, талантливый во всем: актер, певец, поэт, композитор, мемуарист, да и мастер на все руки - слесарь и столяр, кулинар, садовод... Ну а фильмы с его участием запомнились и полюбились сразу и навсегда: «Сказка о потерянном времени», «Алые паруса», «Коллеги», «Друзья и годы», «В добрый час» и многие другие. А уж сколько всего озвучено! Да и сейчас Олегу Андреевичу непросто выкроить минутку для беседы - поездки, встречи, концерты, работа в студии... И все-таки встреча состоялась.

- Олег Андреевич, говорят, история вашей семьи каким-то образом связана с районом Южного порта, с Кожухово?

- Отец Андрей Сергеевич Анофриев закончил МГУ, медицинский факультет, и был рекомендован Марией Ильиничной Ульяновой на только что построенный 1-ГПЗ. И с тех пор жизнь отца неразрывно соединилась с этим заводом: от рядового участкового врача до заведующего медсанчастью. На этом посту он получил звание заслуженного врача РСФСР, был прекрасным диагностом, скоромным, интеллигентнейшим человеком. Хоронил его весь завод - его очень любили и ценили... Я же переехал туда, на 6-ю Кожуховскую, в 1956 году (в то время я заканчивал Школу-студию МХАТ), правда, ненадолго. Экологическое состояние района на тот момент оставляло желать лучшего, а у меня только родилась дочь. Но я все время ездил к отцу. И по делам и без дела - просто навестить, хотя дорога была неблизкая, от Смоленской площади. Но вскоре проложили метро, появилась станция «Автозаводская». Оттуда садился на троллейбус, и по Велозаводской улочке... Или пешком до Шарикоподшипника.

Война... Отца призвали в армию. Отправили на Дальневосточный фронт военврачом. И когда немцы готовились войти в Москву, в приказном порядке всех москвичей стали эвакуировать. А мы жили тогда как раз на Смоленской площади, рядом со стратегически важными мостами. В те дни Шарикоподшипниковский завод отправлял очередную партию своих рабочих и станков в Свердловск. Нас с мамой погрузили в вагоны из-под метро, где каждый имел свое «купе», отгороженное тряпочками, поскольку добирались мы до Свердловска три (!) месяца. По прибытии на место отцу дали небольшую отсрочку, и мы все вместе - в теплушках и во вшах - вернулись обратно в Москву. И опять - завод, завод...

Что касается корней... В трехэтажном доме на Смоленской площади (там, где сейчас расположен магазин «Калинка-Стокманн») два первых этажа когда-то принадлежали моему деду - «Кожевенная торговля Сергея Яковлевича Анофриева». За что и поплатились сразу же после революции - все было отобрано и конфисковано. В квартиру заселили партийных работников, оставив отцу с матерью необходимый угол. Сам же дед - крестьянин, ставший купцом чистой воды, знавшим грамоту. После империалистической войны он не вернулся в деревню, а, имея безупречную рекомендацию, смог получить кредит - стартовый капитал для организации своего дела - и стал успешным коммерсантом. К тому же он исполнял обязанности церковного старосты - в начале Арбата находился храм. Я помню, как-то нашел старую икону (дощечка хорошая - из нее можно смастерить кораблик) расковырял ее и увидел там надпись: «Церковному старосте Сергею Анофриеву от благодарных прихожан».

- А вы стали тем, кем мечтали стать? И как родилась эта мечта?

1950-е годы

- Действительно, я мечтал стать актером. А родилась эта мечта достаточно спонтанно, еще в детском возрасте. Мама была очень артистической натурой: пела в хоре дуэтом с отцом, даже партии из оперетт. А я с 6-го класса занимался в школьном драматическом кружке и к моменту окончания школы уже считался признанным артистом, что помогло мне с легкостью сдать выпускные экзамены.

Вроде - кем мечтал, тем и стал. Оказалось, что нет. Я не стал тем, кем мечтал. Потому что я понял, что актерская профессия - не совсем то, о чем я думал. Постепенно я пришел к выводу, что актер - это вообще не профессия. Скорее всего, это просто крепкое ремесло, овладеть которым может любой, без исключения, индивидуум. И быть при этом приличным актером. А все остальное, не относящееся к этому, от Бога. Если дан талант, он талантом и останется. Без всякой школы, без всякого запудривания мозгов. Так что, если сформирована личность, плюс к этому есть посыл свыше, то можно говорить о чем-то большем, чем рядовой ремесленник.

- Вы всегда любили петь? И когда впервые поняли, что обладаете вокальными способностями?

- Вот это как раз продолжение ответа на вопрос: кем мечтал стать? Любил петь всегда, но никогда не мечтал стать профессиональным певцом. Я знал, что это очень тяжелая работа со своим организмом - связками, легкими. Знал, насколько рано происходит старение и уход из активной деятельности у людей этой профессии, что потом и подтвердила жизнь. Посему для меня все сосредоточилось в одном желании: самовыражать свой внутренний мир. А для этого его нужно иметь! И вот тут я начал вести достаточно «ленный» образ жизни и читал, читал, читал... Читал-смотрел, читал-смотрел. В результате появились какие-то первые стихи, первые литературные портреты моих друзей: Папанова, Раневской, Плятта и многих других. Случайная встреча с Клиберном вылилась в симпатичный маленький рассказ. А самое главное - я стал писать песни, те, которые меня устраивают, отражают мой внутренний мир. Но эти песни не популярны. Они не подхватываются молодежью, поскольку являются выражением моего душевного человеческого состояния, и возрастного - тоже. И еще определилась разновидность, основа моего творчества - театр одного актера. Это означает - никакого помещения не надо, никакого зрителя не надо, а нужна только студия, умение работать с компьютером для того, чтобы самому писать музыку. Писать стихи и, ни от кого не завися, выпускать тот продукт, который находит спрос в том количестве, которое меня устраивает. Я не могу похвастаться платиновыми дисками или миллионными тиражами, но сотрудничающие со мной фирмы почему-то не разрывают контрактов. Залог стабильности - десятый год диск с моими шлягерами очень ровненько покупается. Я сделал несколько мюзиклов, взрослых и детских, в том числе мою авторскую версию «Бременских музыкантов», с моей музыкой, стихами и исполнением - единым во всех лицах.

- А вот этот ваш диск «Уличные музыканты из города Бремена» - это дань приверженности детской тематике? Почему вы к нему снова вернулись?

- Вернулся в качестве протеста против того, куда пошли «те» авторы. Те авторы пошли вразнос - малиновые пиджаки, общества с ограниченной ответственностью... Одним словом, пошлость, такой криминальный сериал. Хотя, наверное, они имеют на это право. А я стремился сохранить дух той сказки, которую написали братья Гримм, где все персонажи так любят петь. За что их собственно и выгоняют хозяева. Вот так эти четыре музыканта сходятся.

- Вы также выпустили два диска с романсами. Почему именно этот песенный жанр? Он наиболее соответствует состоянию вашей души?

- Это песни и романсы. Романсы?.. Другая форма мне просто недоступна. Рэп и т.п. - совсем не мое. Значит, что остается? Приятно вспоминать, что в ближайшее окружение Пушкина входил Дельвиг, написавший знаменитого «Соловья»... Ведь значительная часть наших композиторов - самоучки. Даже в «могучей кучке» были люди без образования - просто Боженька осенил. Бородин меньше занимался химией, чем симфониями. Это меня очень греет.

- Какие замыслы, идеи хотелось бы воплотить в дальнейшем?

- Недавно я набрел на замечательный провинциальный театр в городе Мытищи. Пригласили меня туда выступить, поздравить этих ребят - они уже 15 лет существуют. Артистами этого театра являются выпускники Щепкинского училища. Люди эти мне очень симпатичны. И я предложил им свой мюзикл. Мы подписали договор, и они уже приступили к репетициям. И я живу ожиданием премьеры, которая будет не скоро, так как мюзикл делается долго. Что еще?.. Пока нового диска не пишу - не набрал материала. Книжку одну я выпустил - «Солдат и балерина». А на другую пока духу не хватает. Да, в общем-то, наверное, все, что хотел сказать, я сказал в первой книге. В ней сосредоточен весь мой мир. Я только могу дополнить или исправить, но больше мне сказать нечего. Я все сказал там: и в лирике, и в сатире, и в юморе.

- Вопрос об этапах большого пути...

- Родился в Геленджике, в командировке. Десятилетку окончил в 20 лет (в 1950-м году), потому что пошел с восьми. Пропустил еще 1942-й - разорвал гранатой руку, лечился. Мальчишками мы подбирали лимонки во дворе, которые выбрасывали солдаты: ну и кого насмерть, а мне повезло. После закончил Школу-студию Художественного театра и сразу же поступил в Центральный детский театр. Немного работал у Охлопкова, у Завадского, где дебютировал в «Василии Теркине». Успех, пресса шикарная. Но этот театр был особым, там нужно было вжиться в «семью», разделяя и идеологию, и интересы, и странности... А на следующий год туда пришел Геннадий Бортников, который по всем параметрам оказался там любимым «сыном». Я оказался не у дел. Но зато больше внимания, как основной работе, стал уделять съемкам (с 1954 года). Озвучивания и песни пошли одновременно. В 1957 году я написал первую авторскую песню.

- Назовите фильм, песню, работа над которыми запомнилась по-особенному. И почему?

- Наверное, «Друзья и годы». Я играл судьбу своего брата, который прошел через 15 лет каторги. Эта роль - памятник ему. И песня... «Это было недавно, это было давно».

- «Есть только миг...» - это ваша визитная карточка...

- Как можно относиться к песне, которую поешь больше тридцати лет? Симбиоз этих двух авторов, Александра Зацепина и Леонида Дербенева, создал целую песенную галерею - золотой фонд. Увы, сейчас ее хватают все, кому не лень, делают ремиксы...

- С кем-то из актеров, может, бывших партнеров по кино, поддерживаете дружеские отношения?

- Ни с кем. Я не тусовщик, хотя очень часто пытаются вытащить. Но я категорически избегаю всей этой шелухи. Не так давно, правда, пересеклись - медикам вручали какие-то премии на телевидении и нас троих попросили прийти спеть песню: Васю Ланового, Ливанова и меня. Василий Ливанов очень обрадовался встрече, хоть наши с ним отношения близкими и не назовешь. «Ребята, на старости лет снова встретиться с вами - это событие для меня!» - так сказал... Я предложил увидеться еще - поиграть в бильярд, чайку попить. Не получилось. У всех своя жизнь, свой ритм... Я живу за городом. Спокойно. Вот уже 50 лет с единственной супругой, и, где бы я ни был, главное для меня - дом.

- Кстати, о доме... Вскопать землю, вырастить и собрать урожай, построить парник, заготовить соленья с вареньями, что-то смастерить - это одно из основных проявлений вашего многогранного «я», рядовое хобби или нечто большее?

- Нет-нет. Вы мне тут слишком много достоинств надавали. Лопату в руки не беру. Жена близко не подпускает, сама ковыряет, говорит «не умеешь копать». Сажает она, выращивает она, маринует она. А вот какие-то поделки сотворить, чем-то помочь, улучшить как-то инструмент - это я делаю с большим удовольствием. Да, такое занятие для души - хобби. У меня в подвале потрясающая мастерская!

- «Жизнь - миг между прошлым и будущим...». Слова, пропетые вами не один раз. Вам бы хотелось к ним что-нибудь добавить?

- Здесь ни единой буквы, ни единой запятой, ни единой паузы нельзя изменить. Поэтому все, что можно было сказать, в этой песне сказано. Вчера был с концертом далеко, за Волоколамском, - люди просят исполнить ее, плачут и хлопают стоя...

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ