Сайт Южнопортового района

Рейтинг@Mail.ru

ЗЕМЛЯКИ

Яковлева Е.А.. (народная артистка России)

Жила-была отважная девочка Лена, которая на выпускном балу в уже далеком году и городе Харькове в записке с заветным желанием написала: «Хочу быть знаменитой артисткой!»

Мечта сбылась - народная артистка России, любимица миллионов российских зрителей, удостоенная престижных отечественных и международных наград (одна из последних - премия ТЭФИ-2004). Ее актерское искусство волнует - верный признак Божьего дара... Сегодня Елена Яковлева - одна из ведущих актрис театра «Современник», главная героиня суперпопулярного телесериала, ведущая ежедневного телевизионного ток-шоу. А сколько незабываемых минут подарили нам ее и дерзкие, и ранимые киноперсонажи!

А начиналось все с маленькой комнатки в общежитии, с долгих мытарств по съемным коммуналкам - с Москвы, которая, как известно, «слезам не верит».

- Елена Алексеевна, а как давно вы стали жительницей нашего района?

- Семь лет дому, в который мы переехали, и семь лет мы в нем живем. А попали мы сюда из Сокольников.У меня там была двухкомнатная квартира и у мужа комната в коммуналке. И эта наша квартира располагалась прямо напротив тюрьмы «Матросская тишина». И вот когда крысы стали добираться до пятого этажа, я поняла, что нужно куда-то отсюда бежать. Так, путем обмена нам удалось получить нашу нынешнюю жилплощадь. Так что мы район не выбирали, он сам нашел нас. И очень приятно, что в этом районе чувствуется порядок и хозяйская рука; во дворах поставили красивые качельки, газоны с заборчиками, разбили цветники. А около нашего дома вообще произошла, на мой взгляд, удивительная вещь. Когда мы только въехали, то явились свидетелями разметки и прокладки асфальтовых дорожек, ведущих к зданию. А общеизвестно, что народ сам себе прокладывает тропинки, которые ему наиболее удобны. И вот однажды мы с мужем стояли на балконе и смотрели на эти протоптанные дорожки. И он мне рассказал ту знаменитую историю - когда великий Ландау запретил прокладывать пешеходные дорожки возле института, пока не увидел, по каким маршрутам ходят его сотрудники. И мы все думали: «Ну когда же у нас найдется такой Ландау, который поймет, до чего же нецелесообразно сеять на этих путях газоны, вскапывать землю и огораживать ее веревочками». И мы были просто поражены, увидев, что в одно прекрасное утро эти самые дорожки, наконец, совпали с предпочтениями людей. Казалось бы, мелочь. Но она о многом говорит. Да и сами люди стали ко всему бережнее, аккуратнее относиться. Мусор выносят в мусорные контейнеры. Выходят - сажают цветы. Я тоже облюбовала для себя на следующую весну кусок земли под своим балконом. Обязательно привезу посадить чего-нибудь многолетнего, красивого с дачного участка.

- Громкие театральные премьеры, насыщенная тележизнь, дом, семья, сын... Как вам удается все успевать - есть какой-то рецепт сохранения времени?

- Уже просто выработался такой ритм жизни. В начале каждого месяца мне дают репертуарную книжечку, и я знаю, когда я занята в спектаклях. Театр - основное место работы. Три дня в месяц посвящены телевидению: мне нужно написать программу, отснять блок. Оставшееся время уходит на репетиции в театре, на киносъемки. Как только я начинаю напрягаться, мои мужчины - супруг, сын и две собаки мужского пола просто терпят: мамы нет дома, но это ненадолго. В конце концов, возникает свободное время, которое полностью отдается семье.

- Ваш сын Денис посещает здешнюю школу?

- Да. Школа №1274 относится к нашему району, и, хотя поблизости есть еще две, мы выбрали эту. Я выбирала школу и по внешнему виду; мне понравилось, что она такая маленькая и уютная, да и расположена близко.

- А он уже определился с выбором профессии - не собирается ли продолжить актерскую династию?

- После съемок у Аллы Ильиничны Суриковой в детском телевизионном фильме «Если завтра в поход», вернувшись из длительной экспедиции и заработав за три месяца десять тысяч рублей, он сказал мне: «Мама, скажи, а все режиссеры такие истеричные и крикливые?» Я-то прекрасно понимаю Аллу Ильиничну, которая один на один управлялась с десятью подростками, для которых съемки были скорее развлечением, чем работой. Денис же сделал вывод, что сниматься он больше не будет, а лучше станет режиссером. Поэтому наша семейная камера сейчас перешла в его руки, и он пытается снять какое-то домашнее кино. Причем без всякого сценария, как-то по-своему. Он просит нас делать вид, что мы его не замечаем. Пока играемся в эту игру - не знаю, насколько его хватит. Но все равно ему это ближе. И хоть я и не знаю, кем он станет, и загадывать сейчас бесполезно, но думаю, что все-таки будет что-то, связанное с актерской профессией. Потому что в доме разговоры только об этом, и, конечно, он тоже в них участвует. Естественно, есть и компьютер, который в данный момент на первом месте, и секция каратэ - у него коричневый пояс. В общем, поживем - увидим.

- А теперь о любимом сериале. Настя Каменская в вашем исполнении получилась необычайно достоверной. Вы вписались в ее образ органично или приходилось в чем-то «ломать» себя, «перекраивать» под роль?

- Нет, со мной ничего такого не происходило. Просто я всей душой откликалась на творчество автора этой книги, ставшей бестселлером. И здесь существовали свои тонкости. То, что написано литературным языком, не всегда привлекательно звучит с экрана: постоянно текст - таким, какой он есть - играть нельзя. Это скучно и неинтересно для зрителя. А играть то, о чем Каменская все время думает, невозможно. Все способы такого изображения уже давно исчерпаны. Поэтому приходилось много импровизировать, оживлять образ, отступая порой от текста, делая его более удобным для восприятия. Надеюсь, не в ущерб автору. Да даже и не от меня одной это зависит. Тут и сценаристы, и художник по гриму, по костюмам, режиссер, оператор. Все это - один мощный эшелон, который управляет всем процессом. А от меня требуется только что-то синтезировать в едином ключе. Нас много, и все слова благодарности по поводу этой роли я разделяю со всеми членами нашей съемочной группы.

- Ваша «интердевочка» уже давно стала киноклассикой. И действительно - лучше сыграть было нельзя. А какие из своих ролей вы бы переиграли, сделали что-то совсем иначе?

- Наверное, все. Но интердевочку, пожалуй, не взялась бы в силу возраста. Ну, а если серьезно, то, наверное, ничего бы не стала трогать, потому что все эти моменты жизни были замечательные и неповторимые. Взять, к примеру, одну из первых моих картин «Плюмбум, или опасная игра» Вадима Юсуповича Абдрашитова. Когда я посмотрела этот фильм на премьере, мне хотелось провалиться сквозь землю. Через пять лет я отнеслась к нему хотя тоже довольно критически, но уже по-иному. А вот сейчас, через двадцать лет, и менять ничего не хочется: и молоденькая там, и хорошенькая. Поэтому желания что-то переснимать не возникает, несмотря на то, что, на первый взгляд, отдельные вещи кажутся ужасными. А по истечении времени становятся очень дорогими и бесценными.

- Вы одинаково талантливы и в мелодраме, и в боевике, и в детективе. А роли в фильмах какого жанра вам больше по душе?

- Для меня очень значима моя работа в фильме «Анкор, еще анкор!» В моем послужном списке не хватает ролей такого жанра - острохарактерного, комедийного. Это в кино. В театре - больше, чем достаточно: есть и «Мурлин Мурло», и «Мы едем, едем», и «Пигмалион». В кино имеет место некая привязка к амплуа - или одинокие мамы, или женщины какие-то несчастные. Единственно, радует то, что почти все эти картины со счастливым концом.

- Работа с кем из партнеров по театральной сцене запомнилась вам по-особенному? И почему?

- С Валентином Иосифовичем Гафтом. Это самый «долгий» мой партнер; «Пигмалиона» мы с ним играем вот уже 11-й сезон. Этот человек - совершенно особенный организм, к которому можно по-всякому относиться. У него взбалмошный, неуживчивый характер. Но я горжусь тем, что за длительный срок такого тесного партнерства между нами ни разу не возникло никаких трений - ни по работе, ни по каким-либо бытовым вопросам. Должно быть, произошла определенная взаимная гармонизация, и для меня это невероятно ценно.

Ну, а своим киноотцом я, конечно, считаю Петра Ефимовича Тодоровского. Это единственный режиссер, который до такой степени в меня верит, что на протяжении всего моего творческого пути постоянно зовет меня сниматься в своих картинах. А в эти дни на экраны выходит фильм Валерия Петровича Тодоровского «Мой сводный брат Франкенштейн» с моим участием. Мне кажется, что сейчас в кино произошло перенасыщение так называемой вульгарной продукцией. Люди устали от «Олигархов» и «Ночных дозоров», впрочем, имеющих свою зрительскую аудиторию. Просто настало время, когда возникает потребность смотреть фильмы, над которыми хочется думать.

- Как вы относитесь к такой издержке популярности, как узнаваемость: как к раздражающему атрибуту публичности или как к подарку судьбы?

- Все зависит от настроения. А вообще, я отношусь к этому очень просто: я покупаю шапочки с большими козырьками...

- Кстати, о судьбе. Как вы считаете, человек сам делает свою судьбу или судьба - это некое метафизическое понятие?

- Я знаю одно: во мне присутствует постоянный движущий импульс, который все время руководит мной. Это творческий голод, присущий каждому актеру. Всегда кажется, что ты чего-то не доиграл, что надо хвататься и за то, и за другое, и за третье. Думаю, это и есть судьба. Какая смелость и сила в свое время толкнула меня, домашнюю девочку из далекого города, сесть в поезд и поехать в Москву? Непонятно куда - без родственников, без знакомых. И когда, после окончания института, на меня обратили внимание сразу в трех столичных театрах, была растерянность и необходимость сделать правильный выбор. И это тоже судьба: меня потянуло в тот театр, который для меня был ближе всего. Здесь как раз мое решение совпало с чем-то, данным свыше. Вот все это и называется счастьем. Счастье - это когда чего-то не хватает до полного ощущения, что ты счастлив. Ты чего-то достигаешь, добиваешься, что-то у тебя получается, и кажется, что уже вот оно - счастье. А оказывается, можно еще - и то, и то, и многое. А когда туда добираешься, понимаешь, что еще что-то есть и снова идешь дальше.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ